8 (495) _380 28 10

Написать письмо

Русский / English

 

14.09.2012

Директор Фонда «Петропавловск» в эфире «Эха Москвы в Благовещенске»

Аудио версия интервью доступна по ссылке: http://amur.info/files/audio/455_20120914_1200_Kuznetsov.mp3

М. Митрофанов: Добрый день тем, кто только что подключился на радиостанцию «Эхо Москвы в Благовещенске», частота 101.5 FM. В нашей студии сегодня гость, это Глеб Кузнецов, руководитель Фонда «Петропавловск». Добрый день, Глеб Сергеевич!

Г. Кузнецов: Здравствуйте!

С. Казачинская: И еще Глеб Сергеевич президент футбольного клуба «Амур-2010». Может быть, какой-то части нашей аудитории он будет интересен в этом качестве.

М. Митрофанов: Да, кстати.

С. Казачинская: Поэтому ждем ваших вопросов и участия в нашей беседе.

М. Митрофанов: Спасибо, за такое существенное дополнение. Глеб Сергеевич, мы хотели бы с Вами поговорить, наверное, в первую очередь о ваших проектах социальной и благотворительной направленности, которыми Фонд занимается. Скажите, а вообще, в принципе, что Вы думаете о социальной ответственности бизнеса как таковой?

Г. Кузнецов: Ну, самое главное, что должен делать бизнес – это платить зарплату и налоги. Вот это и есть самая главная социальная ответственность. Все остальное, благотворительность – это, что называется, такая опциональная вещь.

М. Митрофанов: Добрая воля?

Г. Кузнецов: Добрая воля, да, и желание. Потому что основная задача бизнеса – это, понятно, приносить прибыль. Тут надо быть абсолютно честными самим с собой. А если какую-то часть своей прибыли люди готовы тратить на общественное благо так называемое, то это хорошо и правильно, но нельзя этого настойчиво требовать. Вот мое, собственно, мнение о теме социальной ответственности.

М. Митрофанов: Но при этом, наверное, государство может в этом смысле создать какие-то преференции и условия, для того, чтобы бизнес стремился этим заниматься, так ведь?

Г. Кузнецов: Ну, на законодательном уровне такая система существует, например, в Соединенных Штатах Америки. Когда люди, делающие действительно масштабные вещи для общественной пользы, определенным образом благодаря этому уходят от налогов, не платят налог на прибыль, получают такую совершенно необыкновенную известность. Именами этих бизнесменов называют университеты, больницы, библиотеки, спортивные сооружения и т.д. и т.п. У нас это пока не принято.

М. Митрофанов: Вы считаете, это правильно? У нас в этом направлении есть перспективы?

Г. Кузнецов: Это вопрос к законодателям, прежде всего. Например, комиссия Общественной палаты РФ по благотворительности, которую одно время возглавлял Владимир Потанин, долгое время эту тему продвигала. Но все тогда еще утыкалось в позицию Кудрина, который говорил: «Вы будете пользоваться этим, для того чтобы лишать нас налогов». То есть, он фактически заранее обвинял бизнес в появлении коррупционной составляющей. Потом, как я понимаю, Потанин на это рукой немножко махнул, но сейчас этим там занимаются другие люди.

М. Митрофанов: То есть надежда еще есть?

Г. Кузнецов: У нас бизнесмены исключительно от доброй воли в стране этим занимаются. Никаких преференций за какие-либо благотворительные, за социально ответственные действия никто не получает. И как-то, мне кажется, тема мотивирования бизнеса на социальную ответственность немножко сейчас ушла.

М. Митрофанов: Но это связано, может быть…

С. Казачинская: Мне кажется, она и не стояла никогда особенно.

М. Митрофанов: Может быть, это связано как раз с тем – вот Вы говорите, Кудрин был против. То есть, получается что? Государство какие-то социальные программы, может быть, не вытягивает, или просто на них не обращает внимания. А если бизнес будет этим заниматься, то его будут подозревать в том, что он таким образом уходит от налогов.  Противодействовать вместо того, чтобы ему предоставить налоговые льготы.

С. Казачинская: Но я сделала вывод, что это еще сильно зависит от чиновника, который находится достаточно высоко и что-то определяет. Но если он сменится, возможно, переменится настроение? Потому что само движение нашей жизни идет к тому, что надо это делать. Потому что я видела, как это замечательно работает в Америке. Я думаю, что все видели.

М. Митрофанов: Ну, кто был в Америке, наверно.

С. Казачинская: Ну, не обязательно только в Америке. Вопрос времени. Другое дело – сколько времени потребуется, чтобы понять, что это правильный путь. Важно чтобы у людей была какая-то мотивация, кроме чисто моральной, экономическая, например. Это бы работало намного эффективней. И было бы хорошо всему обществу.

М. Митрофанов: Да, кроме пустых, как говорится, и каких-то популистских заявлений, надо еще какие-то дела делать. Скажите, а вот в этом смысле – Ваш руководитель, Павел Масловский, он стал в 2011, в декабре 2011 г. членом Совета Федерации. Сенатором. Что-то поменялось в отношении вашего Фонда? Может быть, какие-то плюсы, минусы? Как Вы можете оценить?

Г. Кузнецов: Честно говоря, ничего не поменялось, потому что мы – Группа «Петропавловск» – занимается этими социальными вещами не потому, что мы хотим видеть наших руководителей сенаторами, депутатами.  Не потому, что мы искали какого-то политического влияния или какой-то известности. Наша позиция – она и была, и остается, в том, что нельзя жить в мире и быть свободным от мира, мы должны ответственно участвовать в формировании среды, в которой действуют наши предприятия на микроуровне, т.е. районы, города, маленькие и на макроуровне – область и страна. И тут совершенно не важно, является ли Павел Алексеевич сенатором или он просто бизнесмен. Последовательная позиция Группы компаний «Петропавловск»: мы ведем активную социальную работу, активную и весьма дорогостоящую. Вели ее раньше и будем продолжать вести впредь.

М. Митрофанов: Понятно. То есть можно предположить, что это, если даст какие-то дополнительные возможности, то это хорошо?

Г. Кузнецов: А я вам скажу про возможности, которые это дает.

М. Митрофанов: Вот опять же, о законе про налоговые преференции. Через Совет Федерации можно как-то эту тему продвигать?

Г. Кузнецов: Да все несколько проще. Нам очень важно, вот если говорить, например, про детские сады в Магдагачинском районе или в Селемджинском, куда ходят дети наших сотрудников, поддерживать их. Потому, что, в конце концов, качество работы наших же сотрудников зависит от того, в какой социальной среде они живут.

М. Митрофанов: Ну, естественно.

Г. Кузнецов: В здоровом теле – здоровый дух!

М. Митрофанов: Здоровая среда, здоровые социальные условия – это нормальное отношение к работе и психологическая устойчивость.

Г. Кузнецов: Абсолютно верно. И вот, так сказать, основная наша прибыль, основной наш интерес. Мы хотим создать как можно более комфортные условия для жизни в тех районах, за которые мы, так сказать, отвечаем, где находятся наши предприятия.

Михаил. Хотелось бы пожелать, чтобы все так относились.

М. Митрофанов: И вот те самые люди, о которых ты, Светлана, только что говорила, на самом верху там находятся.

С. Казачинская: Ну, вот мы для этого про это и говорим.

М. Митрофанов: Да, чтобы не в вакууме все-таки как-то это все происходило.

С. Казачинская: Глеб Сергеевич, посмотрела на вашем сайте – перечислены основные направления ваших социальных проектов.  Но не очень четко прописано, какие конкретно работы ведутся?

Г. Кузнецов: Конкретика нужна?

С. Казачинская: Да. Давайте хотя бы обсудим, что касается направления «Качество жизни».

Г. Кузнецов: Ну, это вот как раз то, о чем я уже немножко сказал. Это детские сады, это школы, которым мы помогаем с ремонтом, оснащаем кабинеты оборудованием. Дарим подарки первоклассникам.

М. Митрофанов: Это там, где вы работаете, ваша компания, да?

Г. Кузнецов: Да. Там школы, мягко говоря, не самые богатые в мире.

М. Митрофанов: Ну, как и многие другие.

С. Казачинская: Наверно, не самые богатые даже в области.

Г. Кузнецов: Да.

М. Митрофанов: Понятно, что вы всем не можете помочь.

С. Казачинская: Конечно, это точно.

Г. Кузнецов: Мы проводим спортивные мероприятия, массовые. Не профессиональные, а любительские. Уже который год идет турнир, кубок «Петропавловска» по футболу в северных районах области.

М. Митрофанов: Это тоже качество жизни, или это уже к спорту?

Г. Кузнецов: Нет, это к спорту. Все очень, все очень взаимосвязано. Ближе к зиме мы проводим «Лыжню Петропавловска».

С. Казачинская: А есть там кому в футбол играть?

Г. Кузнецов: Собираются любительские команды, просто детки, взрослые. Люди объединяются, и это, между прочим, достаточно важно – вокруг какой-то хорошей идеи, хорошего спортивного дела.

М. Митрофанов: Ну да, не пивка попить, а заняться как раз здоровьем.

Г. Кузнецов: Да.

С. Казачинская: Это, безусловно, очень важно.

М. Митрофанов: И «Будущие поколения» в этом смысле тоже пересекаются.

Г. Кузнецов: Да. Помимо этого, у нас также есть грантовые программы для представителей малых коренных народов Севера, по образованию. Еще мы проводим различные конкурсы для детей с хорошими призами. Вот, например, сейчас группа наших детей, которые участвовали в конкурсе про историю Приамурья и историю России, едут в Москву и Санкт-Петербург на экскурсию за наш счет.

С. Казачинская: Это дети, которые были в летнем лагере в Албазино?

Г. Кузнецов: Нет. Другие абсолютно. Далее, Фонд поддерживает православную церковь в Москве и здесь, на Дальнем Востоке.

С. Казачинская: А можно уточнить? Вы везете детей в Москву и в Петербург, что вы им оплачиваете?

Г. Кузнецов: Все, от и до: проезд, проживание, экскурсионную программу. Потому что здорово, на самом деле, когда люди, которые мало шансов имеют попасть в столицу…

С. Казачинская: Даже в Благовещенске побывать для них – это и то событие.

Г. Кузнецов: Да, да. Видят, откуда есть пошла русская земля. Они увидят не только Москву, но и Санкт-Петербург, Владимир, Суздаль. То есть это будет действительно широкая программа.

С. Казачинская: А на сколько дней такая поездка рассчитана?

Г. Кузнецов: Примерно неделя, дней десять.

М. Митрофанов: Давайте вернемся к теме социальной ответственности, в общем. Собственно, почему фонд этот создан. Вы говорите, что на Западе есть какие-то преференции. А как, по Вашему мнению, у нас бизнес не стремится идти в благотворительность только потому, что отсутствуют преференции подобные тем, что есть на Западе? Или это как-то связано с определенного рода сознанием?

Г. Кузнецов: Ну, тут это вечный вопрос, что первично, бытие или сознание.

С. Казачинская: А как Вы считаете, что первично?

Г. Кузнецов: Я считаю, что с какой стороны посмотреть. Тут нет универсального. У людей бывает разная мотивация. Сказать, что в России это не развито, и только мы такие молодцы – это было бы абсолютно нечестно, да?

М. Митрофанов: Нет-нет, безусловно, конечно, есть и другие, да.

Г. Кузнецов: По отношению к огромному количеству благотворительных организаций. Но просто всегда хорошо, – как говорил Аль Капоне, доброе слово и пистолет Кольта значительно весомее, чем просто доброе слово, – чтобы мотивация исходила не только изнутри человека, но и в ответ на эту мотивацию ему какие-то встречные шаги делали. Потому что, условно, 20% чувствуют личную ответственность, а 80% с удовольствием бы помогли в ответ на какие-то преференции. И это бы в разы увеличило выхлоп.

М. Митрофанов: Эффективность.

Г. Кузнецов: Эффективность, да.

С. Казачинская: Рассчитывать на то, что подвижников у нас будет в обществе очень много, не приходится, а людей с нормальными принципами достаточно. Поэтому, конечно, им нужна какая-то дополнительная мотивация, безусловно.

Г. Кузнецов: Да. Но конечно, очень сильная, то есть основная мотивация, если брать великих благотворителей России прошлого, дореволюционных, или американских – этически-религиозная. У меня есть любимая история на эту тему.

М. Митрофанов: То есть о душе, что называется, да? Религиозная.

Г. Кузнецов: Да, именно о душе, оставить себя как-то в веках, продлить свое существование.

М. Митрофанов: То есть у людей просто элементарно существовала совесть какая-то, внутренняя, да?

Г. Кузнецов: Да это, скорее, что-то религиозное.

М. Митрофанов: Религиозное. Но Бог внутри.

Г. Кузнецов: Господь мне дал много, и я должен дать что-то в ответ. Вот если в Москве, например, весь комплекс зданий Первого Московского государственного медицинского университета им. И.М.Сеченова на Пироговской улице, где я в свое время учился, а это огромное количество домов, очень красивых, был построен благотворителями в начале века. Это исключительно были такие благотворительные учреждения. Есть история про клинику акушерства. Некая вдова купца, очень богатого, абсолютно неграмотная женщина, которая не могла свое имя написать, сказала, что она хочет построить первую акушерскую клинику в России. Тогда ее уважаемый доктор спросил: «А вы какую хотите первую? То есть она будет среднего качества, но будет здорово, что она первая? Европейского уровня? Или такую, которой во всем мире нет, которая будет 20 лет еще лидером мирового акушерства?»

С. Казачинская: И что она выбрала?

Г. Кузнецов: Она выбрала, конечно, третье. Я повторяю, это была абсолютно безграмотная женщина из деревни.

М. Митрофанов: Получается, это на ментальном уровне.

С. Казачинская: Это сложно. А вот, Глеб Сергеевич, интересная такая информация проскочила. Вы сказали, что учились в медицинской академии, а я читала, что Вы были политологом до того, как стали директором.

Г. Кузнецов: Ну, так получилось.

С. Казачинская: А кто по образованию? Образование у Вас медицинское, получается?

Г. Кузнецов: Да, медицинское. Базовое, конечно, медицинское.

С. Казачинская: Ясно. А потом, пошли, так сказать, получать другие специальности.

Г. Кузнецов: Да-да.

С. Казачинская: Ну, это частенько бывает.

М. Митрофанов: Скажите, Глеб Сергеевич, вот футбольный клуб «Амур». У вас ваш проект «Спорт» – он, видимо, как-то в него вписывается, да?

Г. Кузнецов: Ну да, конечно.

М. Митрофанов: Вопрос такой. Наши радиослушатели тоже неоднократно интересовались – что, больше у нас в спорте нет других направлений? Может быть, массовый спорт и т.д.? Почему именно «Амур»?

Г. Кузнецов: Ну, я про массовый спорт уже немножко рассказал раньше. Это и «Лыжня Петропавловска», массовые соревнования, и Кубок «Петропавловска» для любительских команд. Мы массовым спортом занимаемся, помогаем детскому футболу. Хотелось бы, конечно, больше помогать. Вот сейчас съездили детишки, которые выиграли зональные соревнования на Дальнем Востоке, на всероссийские соревнования «Кожаный мяч» в Ростов-на-Дону, мы им обеспечивали эту поездку, все организовывали. Массовый спорт мы тоже не забрасываем. Но профессиональная команда – это, в определенном смысле, лицо региона и Амурской области.

М. Митрофанов: В том числе, имидж области.

Г. Кузнецов: Имидж области, да.

М. Митрофанов: То есть политический такой даже, как подтекст.

Г. Кузнецов: Я бы не называл это политикой. Это, скорее, такая репутационная вещь.

М. Митрофанов: Ну, репутация и политика – я в этом смысле употребляю это слово. А скажите, как – вы вообще отслеживаете, какова эффективность вложений в социальные проекты? Она как-то определяется вами?

Г. Кузнецов: Очень сложный вопрос.

М. Митрофанов: Как ее можно оценить?

Г. Кузнецов: Знаете, можно ответить популистски совсем, о том, что там радостные глаза детей…

С. Казачинская: Это тоже годится как ответ.

Г. Кузнецов: Да, как ответ годится, тем более это абсолютно искренне. Так получилось, что я как-то в Амурскую область летел как раз с теми нашими юными футболистами, школьниками.

С. Казачинская: Которые возвращались – откуда?

Г. Кузнецов: Которые возвращались из Ростова-на-Дону. И вот там я как раз понял, что у меня вопрос об эффективности этого вложения не стоит абсолютно. Тем более, что мы им, кстати, еще в Москве экскурсию тоже отдельную сделали, у них там было…

М. Митрофанов:  То есть дети были, конечно, мотивированы, счастливы, да?

Г. Кузнецов: Да. Конечно, конечно. И всегда для меня важно – вот где-то чего-то не было, а потом люди поработали, и там что-то появилось. Появление нового, хорошего, просто нового. То есть создание как бы большего порядка. Так сказать, уменьшение энтропии в мире, если тоже, опять же, философски говорить.

С. Казачинская:  Глеб Сергеевич, а к вам как люди обращаются? Я понимаю, что все знают, что такое «Петропавловск», все знают, что это богатая перспективная компания, и у нас мало благотворителей в обществе, проблем у нас много. Обращаются к вам, наверно, многие. Как вы решаете, кому помочь?

М. Митрофанов: Вы отвечаете на какие-то индивидуальные обращения?

С. Казачинская:  Проводится какой-то отбор?

Г. Кузнецов: Ну, разумеется, да. Самое тяжелое, что есть в моей работе – это отказывать. Приходится это делать достаточно часто. Мы обращаем особое внимание на северные районы области, где работают наши предприятия. Решение принимается коллективно, специально созданными в рамках Фонда органами.

С. Казачинская:  А как к вам обращаются?

Г. Кузнецов: Совершенно разными способами, да. Но опять же, понятно, что невозможно реализовать все проекты, невозможно помочь всем. Как говорил Козьма Прутков, никто не обнимет необъятного.

С. Казачинская:  Это, безусловно.

М. Митрофанов: То есть в принципе вы, если вам это интересно и вы считаете, что это социально значимо, то вы готовы помочь?

Г. Кузнецов: Ну, разумеется.

М. Митрофанов: Приведу частный пример. У нас недавно – ну, не так давно, какое-то время назад – было обсуждение проекта «Снегурочка». Сейчас он подвис из-за того, что там не хватает средств в размере 250 тысяч.

С. Казачинская: Осталась последняя стадия. Это установка городской скульптуры.

М. Митрофанов: И вот насколько мне стало известно, уже скульптор там чуть ли не в суд собирается обращаться.

С. Казачинская: Ну, там как-то сложности какие-то остались.

М. Митрофанов: Вот в такой ситуации, могли бы к Вам обратиться те, кто занимается этим проектом?

Г. Кузнецов: За спрос денег не берут.

М. Митрофанов: За спрос денег не берут, понятно. Хорошо.

С. Казачинская: Хорошо, спасибо. Меня, знаете, какой вопрос интересует? Возвращаясь к вопросу эффективности социальных проектов. А вы проводите социологические опросы, на предмет того, как относятся амурчане к деятельности и управляющей компании, и Фонда «Петропавловск»?

Г. Кузнецов: Да, у нас это есть в наших программах. Нам это интересно и важно.

М. Митрофанов: То есть обратную связь получить?

Г. Кузнецов: Обратная связь, конечно.

С. Казачинская: Потому что это отношение в нашем обществе к богатым – я вот не могу для себя сформулировать, как относятся.

Г. Кузнецов: А я бы не сказал, что мы как-то богатые. Мы много трудящиеся.

С. Казачинская:  Смотря с чем сравнивать. Можете такие какие-то цифры озвучить? Вот что-то меняется?

Г. Кузнецов: Но, конечно же, отношение меняется по мере роста компании. Она становится более известной, а всегда, когда известность, растет одновременно рейтинг позитивный, и растет одновременно антирейтинг.

М. Митрофанов: Негативный.

Г. Кузнецов: Да. Потому что всегда люди, зачастую, когда смотрят на каких-то лидеров, они к ним относятся заранее плохо.

М. Митрофанов: Можно такое сравнение – вот как выиграл человек в лотерею, допустим, у него не было ни друзей, ни знакомых. Как только выиграл в лотерею, всем стало известно, и у него тут же появляются друзья.

Г. Кузнецов: Ну конечно, да, совсем бытовое, но оно логичное.

М. Митрофанов: Ну, на дилетантском уровне.

С. Казачинская: А все остальные завидуют.

Г. Кузнецов: Не могу не отметить, что мы ничего в лотерею не выигрывали. Все, что мы создали – создали очень тяжелым трудом.

С. Казачинская: Деятельность вашего Фонда, безусловно, очень важна, ведь, в то же время, она формирует положительный имидж современного бизнеса. Его надо создавать и создавать. В этом направлении еще не один год придется трудиться.

Г. Кузнецов: А у нас есть вообще в России какой-нибудь институт с однозначно положительным имиджем, который не надо создавать и создавать?

С. Казачинская: То, что нравится всем?

Г. Кузнецов: То, что нравится всем, да?

С. Казачинская: К концу эфира, может, что-нибудь придумаю. С ходу не ответишь.

М. Митрофанов: Есть такая поговорка – не пинают только мертвую собаку. Поэтому я думаю, что тот, кто ничего не делает, у него никакого имиджа нет.

С. Казачинская: Ну да, в последнее время даже уже не скажешь, что в области балета мы впереди планеты всей, потому что и вокруг балета тоже скандалы пошли какие-то, не очень симпатичные.

М. Митрофанов: Ну, вокруг личностей чаще всего. А какую часть в процентном соотношении компания может себе позволить потратить на благотворительность? Или это условная цифра?

Г. Кузнецов: Понимаете, прибыль, особенно в современное кризисное время – это показатель, который все время меняется. В прошлом году она большая, в этом маленькая, а в следующем непрогнозируемая. Поэтому говорить о том, как это там принято в западных компаниях, что было бы неплохо, если б вы тратили там, скажем, 1,5% прибыли, или 0,5% прибыли, у нас в России с нашей экономической ситуацией не очень уместно. Потому что в этом году на благотворительность можно потратить 1%, а в следующем получится, что это 5. Какие-то формально-цифровые вещи уместны в системах очень стабильных, где из года в год одно и то же, и можно установить какие-то правила. У нас, скорее, надо ориентироваться на необходимость, осмысленность и целесообразность. Но могу сказать, что Фонд существует уже третий год. Но мы не зависим от экономической ситуации в мире и от проблем, которые существуют внутри, так сказать…

М. Митрофанов: Страны?

Г. Кузнецов: Страны, да. Мы не снижаем то, что мы тратим.

М. Митрофанов: То есть, Вы хотите сказать, что кризис 2008 года, и вот сейчас прогнозируют очередную волну, на вас это никоим образом не скажется?

Г. Кузнецов: На Фонде?

М. Митрофанов: И кризис 2008 года на вас никак не сказался?

Г. Кузнецов: Это не сказалось. Более того, зачастую именно в кризисные времена как раз нужно было больше уделять внимания социальным вещам, да, и благотворительным.

М. Митрофанов: Ну да, то есть поддержка психологическая тех же ваших сотрудников или тех, кто как-то связан с Фондом – в любом случае, это важный момент. Скажите, Вы о политике – ну, собственно, экономика, политика, наверное, благотворительность – все это все равно связано, так или иначе? – вот как вы можете прокомментировать скандал с панк-молебном? Вот что, почему, зачем? Вы на эти темы готовы говорить?

Г. Кузнецов: Ну, если интересно вам, слушателям. Вы конкретизируйте вопрос.

М. Митрофанов: Вот панк-молебен, с Вашей точки зрения, это что? Мы, говорили уже о том, что в принципе можно было ситуацию спустить, условно, на тормозах, наказать каким-то таким способом нормальным.

С. Казачинская:  Административным.

М. Митрофанов: И не раздувать.  А сейчас уже там и премию какую-то предлагают. Это что? Это дымовая завеса какая-то? Или, может быть, Вы не думали об этом?

Г. Кузнецов: Ну, я не могу сказать, что я об этом не думал. Об этом благодаря средствам массовой информации, по-моему, все люди, которые интересуются жизнью, думают.

С. Казачинская: Приходится думать всем.

Г. Кузнецов: Мне кажется, что основной нерв и основная проблема всей этой истории, которая абсолютно отвратительна… Но, к сожалению, я не могу сказать, что абсолютно адекватно, на мой взгляд, на нее прореагировало государство и церковь. Даже внутри церкви на эту тему существует серьезный раскол, и если там слушать с одной стороны Кураева, а с другой стороны Чаплина, то кажется, что они принадлежат…

М. Митрофанов: К разным…

Г. Кузнецов: К абсолютно разным религиям, даже не одной организации, а к разным религиям. Но мне кажется, что это связано с определенной такой «болезнью роста» самой церкви. Церковь обретает новое какое-то звучание, новое влияние в обществе, и ей – церкви – хочется большего, ей хочется как-то во всем участвовать, выполнять важную, в том числе и социальную, роль, и как всегда это, любая растущая организация переживает болезни роста, совершает ошибки.

М. Митрофанов: Как раз, поскольку она состоит из отдельно взятых людей, и как Вы говорите, в товарищах там может согласия не быть.

Г. Кузнецов: Да, да.

С. Казачинская: Глеб Сергеевич, в прошлом году в декабре вы вместе с Павлом Масловским получили награду Русской православной церкви. Можете пояснить для наших слушателей, что за награда, и, конкретно, за что вы ее получили?

Г. Кузнецов: Есть такая практика награждения церковными орденами. Их несколько разновидностей. В прошлом году в Троице-Сергиевой лавре нам действительно вручили награды от патриарха. Во-первых, мы издали книжку, очень серьезное исследование, «Становление православия на Дальнем Востоке». Хорошее действительно исследование мы провели, красиво издали. Ну, и на мой взгляд, важный, собственно, сам этот проект был, потому что надо понимать, что российское государство, хотим мы этого или не хотим, согласны с этим либерально мыслящие люди или не согласны, но, во всяком случае, само направление на Восток было неизбежно связано с присутствием церкви, с присутствием монахов, священников, и роль, например, Иннокентия Вениаминова в Приамурье – она была, по крайней мере, на мой вкус, не меньше, чем роль многих вполне себе штатских участников этого процесса. И второе – мы многие годы, сначала компания, потом фонд, участвуем в проекте возрождения библиотеки Московской духовной академии. Основной церковной библиотеки Русской православной церкви.

М. Митрофанов: Понятно, ясно.

С. Казачинская: Ну, в общем, Глеб Кузнецов за это получил медаль преподобного Сергия Радонежского первой степени, такая существует награда в России.

М. Митрофанов: Глеб Сергеевич, возвращаясь к Амурской области, к Благовещенску – вот недавно у нас в эфире – Светлана, с тобой, да? – беседовал…

С. Казачинская: Кто? Андрей Черкасов?

М. Митрофанов: По поводу городского музея.

С. Казачинская:  Александр Лещенко, вот музей-усадьба?

М. Митрофанов:Да, Лещенко, да-да-да. Вот такая, такая есть тема тоже.

С. Казачинская: Но это пока у них стоит в той стадии, что хотя бы не снести этот несчастный дом, который подходит под то, чтобы сделать там музей.

М. Митрофанов: Вот может ли, допустим, ваш Фонд, я не знаю, там каким-то образом подключаться к таким вот вещам? Ну, скажем, к идее такой.

Г. Кузнецов: Надо обсуждать. Потому что в формате – вот сейчас мы с вами не выясним, хороша эта идея или плоха.

М. Митрофанов: Шел разговор, что, в принципе, идея-то создания городского музея – она сама по себе идея интересная. Речь идет о сохранении здания, которое собираются снести.

С. Казачинская: 70-х гг. XIX века постройки.

М. Митрофанов: Оно, вроде бы, исторической ценности не представляет, как памятник архитектуры.

С. Казачинская: Ну, он обыкновенный обывательский дом, да.

М. Митрофанов: Но, с другой стороны, здание того времени …

С. Казачинская: Из тех времен, и хороший район города, и можно было бы сделать.

С. Казачинская: Глеб Сергеевич, посмотрела на сайте, у вас есть раздел такой проекта, проект «Библиотека». И вы там собираетесь что делать? Издавать, собирать?

Г. Кузнецов: Именно на сайте мы собираемся выкладывать фотокопии книг, связанных с историей Приамурья, чтобы люди могли в свободном режиме в любой момент читать книги, изданные в начале века, еще раньше.

М. Митрофанов: То есть это онлайн-проект такой, да?

Г. Кузнецов: Да, это онлайн-проект.

С. Казачинская:  А 80-е гг. XX века – это относится к истории Приамурья?

М. Митрофанов: Конечно.

Г. Кузнецов: Ну, книжку надо смотреть, конечно.

С. Казачинская:  Дело в том, что я тут недавно совершенно – могу сказать, каким образом – приобрела комплект, серия «Адрес подвига – Дальний Восток», начала 80-х гг.

Г. Кузнецов: Это, конечно, входит в наши интересы.

С. Казачинская:  Хорошо. Тогда я вам потом скажу, где я их взяла.

М. Митрофанов: То есть вы отбирать будете туда по принципу какой-то ценности исторической, да? Литературу.

Г. Кузнецов: Да. Дело в том, что когда проектировали вообще направления деятельности, столкнулись с проблемой. Например, про историю города Владимира или Москвы можно найти огромное количество литературы в любой момент. А история Дальнего Востока – она остается немножко недописанной.

С. Казачинская: Не прописанной, так скажем.

Г. Кузнецов: Да, не прописанной. И я считаю, что это одна из вообще больших проблем Дальнего Востока – что он мало вписан в общероссийский, в том числе исторический, контекст. Мы много говорим о том, что летать дорого, что расстояния большие, что Дальний Восток не вписан в какой-то экономический контекст страны, но нельзя отрывать культурный и исторический контекст от контекста экономического. На мой взгляд. И, в том числе, одна из задач развития, собственно, Дальнего Востока, уже в глобальном смысле – это превратить его из некой, как Столыпин говорил, «наша дальняя окраина», фактически в центр страны, которым он и должен являться по своему расстоянию и экономическому потенциалу.

С. Казачинская: Высокая цель, достойная.

М. Митрофанов: Да, цель хорошая, а как Вы думаете, вот министерство созданное, развития Дальнего Востока, оно реально будет этому способствовать?

Г. Кузнецов: Ну, любая структура, у которой в уставе написано, что она чему-то да будет, должна способствовать – будет способствовать. А как она будет работать? Министерство только создано, на него возлагаются очень большие надежды, в том числе и нами, поэтому мы желаем исключительно удачи ему.

М. Митрофанов: Я вам скажу больше – и нами тоже возлагаются, честно говоря. Потому что, когда совсем не обращают внимания и когда все-таки внимание как-то обращается – это, как говорят в Одессе, две большие разницы.

С. Казачинская:  Глеб Сергеевич, сейчас X Фестиваль «Амурская осень» уже практически начался. В ближайшие дни открытие. Будете что-то посещать, что-нибудь наметили для себя?

Г. Кузнецов: Открытие.

М. Митрофанов: Время есть для этого?

С. Казачинская: А дальше?

Г. Кузнецов: А дальше? Честно говоря, достаточно плотный рабочий график. Я пока еще не смотрел программу.

М. Митрофанов: А дальше закрытие, наверно?

Г. Кузнецов: Дальше не знаю. Может быть, закрытие. Ну, у меня есть возможность посещать спектакли, не занимая места амурчан, скажем так.

С. Казачинская: В числе спонсоров «Петропавловск».

Г. Кузнецов: Да, мы генеральный спонсор.

М. Митрофанов: Ну вот, собственно, наша беседа подошла к концу…

С. Казачинская: Потому что время закончилось. А так бы еще продолжали.

М. Митрофанов: Мы благодарим Глеба Кузнецова за разговор. Спасибо Вам огромное.

С. Казачинская: Удачи Вам!

Г. Кузнецов: Спасибо вам, что пригласили, что вы не забываете.

М. Митрофанов: Удачи в ваших благих делах!

С. Казачинская:  Приходите еще!

Г. Кузнецов: Обязательно!

М. Митрофанов: Всего хорошего!

Г. Кузнецов: До свидания!

Будущие поколения Образование Культура Спорт Качество жизни Фабрика мысли Карта сайта Контакты

© 2011  Фонд поддержки социально-ориентированных проектов и программ “Петропавловск”

 

Дизайн - РА “TESSART”    InfoDesigner InfoDesigner