8 (495) _380 28 10

Написать письмо

Русский / English

 

1.02.2013

Год истории в Приамурье

Директор фонда «Петропавловск» Глеб Кузнецов рассказал в эфире радио «Эхо Москвы в Благовещенске» о масштабном юбилейном событии, которое отмечает Амурская область в 2013 году, проблемах изучения истории на Дальнем Востоке и в Центральной России, а также о том, когда мы сможем увидеть восстановленный облик первых русских поселенцев, пришедших в Приамурье в конце XVII века.

Аудио версия интервью доступна по ссылке:

http://www.amur.info/files/audio/831_20130201_1200_Kuznetsov.mp3

C. Казачинская: Уважаемые наши радиослушатели, мы приветствуем вас, и приветствуем нашего гостя, сегодня это Глеб Кузнецов, директор фонда «Петропавловск» и президент футбольного клуба «Амур-2010». Добрый день, Глеб Сергеевич.

Г. Кузнецов: Здравствуйте.

C. Казачинская: Очень приятно вас видеть тут не в первый раз в нашей студии.

Д. Перов: Здравствуйте. Во второй.

C. Казачинская: Тема нашей сегодняшней беседы немножко неожиданнее, чем кому-то покажется, когда услышат, кто гость в студии. Мы сегодня хотим поговорить об истории Приамурья. Как вы думаете, 2013 год. Мы тут собрались и  говорим об истории Приамурья.  Для наших слушателей, что это за год?

Г. Кузнецов: 2013 год – это годовщина, такой полуюбилей. 155 лет назад был подписан Айгунский мир, по которому Приамурье вошло в состав Российской империи; 155 лет назад станица Усть-Зейская переименована в Благовещенск; 155 лет назад сюда переехала епископская кафедра из Якутска, и Благовещенск, новообразованный город, стал, в том числе, духовной столицей Дальнего Востока; и 155 лет назад появилась административная Амурская область в составе Восточно-Сибирского генерал-губернаторства.

C. Казачинская: И еще что-то там, по-моему, с Транссибом связано?

Г. Кузнецов: Это сто лет назад, в декабре 1913 года первый поезд из Благовещенска отправился в Санкт-Петербург по новопостроенному Транссибу.

C. Казачинская: Ясно.

Д. Перов: Я так понимаю, что череда вот этих праздничных дат сподвигла...

C. Казачинская: На весь год.

Д. Перов: Да, на весь год, сподвигла ваш фонд, фонд «Петропавловск», совместно с Правительством Амурской области, на ряд мероприятий, которые можно объединить, наверное, в какой-то «проект» большой?

Г. Кузнецов: Мы хотели бы реализовать юбилейный проект. Привлечь внимание к истории Дальнего Востока, к тому, что здесь последние 155 лет происходило. Для того чтобы, ну, во-первых, немножко подогреть интерес как в Москве, так и здесь, на Дальнем Востоке, к истории, для того чтобы подвести итоги последних полутора веков, и начать что-то новое, интересное на будущее.

C. Казачинская: Я так поняла, что это год не просто истории Приамурья, а год истории Русского Приамурья?

Г. Кузнецов: Ну, понимаете, если брать историю в глобальном смысле, то Приамурье – это, конечно, такая русская земля. Мы вот, русские люди, здесь сидим, это обсуждаем...

C. Казачинская: На данный момент однозначно.

Г. Кузнецов: Однозначно, да, и до прихода русских, а я напомню, что, несмотря на то, что Благовещенску всего 155 лет, русские сюда пришли аж в 1650 году в эти места, когда был основан Ерофеем Хабаровым...

C. Казачинская: Пришли, и ушли.

Г. Кузнецов: Ну, пришлось уйти, да. Но государственное строительство было все-таки связано с русскими людьми, потому что для Китая это была слишком далекая, отдаленная окраина, сами местные даурские племена никаких государств серьезных не образовывали. Можно вспомнить про чжурчжэней, у которых якобы было здесь государство, но это такие отдаленные времена, и для нас малозначительные, что даже вспоминать про них, пожалуй, и не стоит.

C. Казачинская: И про мохэ тоже не будем, это еще дальше.

Г. Кузнецов: Да, да.

Д. Перов: Вы же не амурчанин и не дальневосточник, а свободно такими фактами оперируете.

C. Казачинская: И не историк, по-моему.

Г. Кузнецов: Я не историк.

Д. Перов: Для вас это действительно искренне интересно, вот история этого края?

Г. Кузнецов: Ну, дело в том, что история – это, пожалуй, мое самое главное в жизни увлечение, так получилось. Спасибо моему отцу, который меня на этот путь наставил. И для меня, возможно, как недальневосточника, это еще интереснее. Я поэтому с таким удовольствием об этом и говорю про это, читаю, и об этом думаю. Дело в том, что для меня история Дальнего Востока моя личная. Погружение в эту историю началось все-таки с приходом в компанию «Петропавловск». И я считаю это проблемой, что люди в европейской части нашей страны ничего не знают об истории огромных территорий большей половины нашей страны, важнейших с экономической, культурной, какой угодно точки зрения. Для нас, европейцев, история – это там наполеоновские войны, Великая Отечественная война, причем именно в части европейского театра военных действий, Иван Грозный, Куликово поле, и так далее, и тому подобное.

Д. Перов: А вы сами не воспринимали Дальний Восток прежде, когда находились еще в западной части России, как «что-то там за Уралом»?

Г. Кузнецов: Нет, я все-таки считаю себя достаточно образованным человеком, поэтому я мог перечислить все области и все столицы, и знал, что это огромная территория, но для меня история была связана – ну, был, наверное, такой Хабаров, а потом бац, и выяснилось, что у нас страна от Калининграда до Владивостока.

C. Казачинская: Уроженец Великого Устюга, насколько я помню, то есть Деда Мороза земляк, так уж получилось.

Д. Перов: Глеб Сергеевич, давайте про ваш проект и о планах на этот год, на 2013-й, что в рамках проекта запланировано сделать, и где это будет проходить мероприятие?

Г. Кузнецов: Я могу говорить сейчас только за то, что будет делать непосредственно фонд «Петропавловск» по этому поводу. Начнем мы уже сейчас, в апреле будет перевезена нами совместно с амурскими историками, с Центром сохранения исторического наследия, так называемая Албазинская коллекция из Новосибирска, это богатейшая археологическая коллекция Дальнего Востока, которую в свое время новосибирские ученые, в 70-е годы, в Албазино раскопали, собрали, отвезли к себе в Новосибирск, а поскольку, вот я уже говорил о том, что не очень интересует за пределами Дальнего Востока история, эта коллекция там так и лежит уже там тридцать лет под спудом. Но наконец мы договорились с Новосибирским институтом истории и археологии. Эта коллекция приедет в Амурскую область, и будет экспонироваться, изучаться в краеведческом музее.

C. Казачинская: На каких условиях она приедет, Глеб Сергеевич?

Г. Кузнецов: Навсегда.

C. Казачинская: То есть она выкупается?

Г. Кузнецов: Тут не может идти речь о выкупе. Скорее, мы им объяснили, что у них она просто так лежит, а у нас ее увидят, и ученые с ней будут работать...

C. Казачинская: Целесообразность этого подчеркнули.

Г. Кузнецов: Да. Это определенные, естественно, вложения, потому что перевезти коллекцию – это не чемодан взять.

C. Казачинская: А что туда входит, приблизительно?

Г. Кузнецов: Туда входят предметы быта защитников Албазинского острога, оружие, кресты нательные, монеты, медали, и так далее, и тому подобное. Ну, предметы быта.  Что это? Это горшки, шапки, сапоги, хорошо сохранившиеся, одежда – все то, что раскопали в 70-е годы археологи. И туда входит так называемый антропологический материал. То есть, за этими, такими не очень красивыми словами, скрываются черепа, кости, скелеты.

C. Казачинская: Ну, за красивыми словами скрываются скелеты.

Г. Кузнецов: Да. Понятно, что мы героических защитников Албазинского острога захороним, но перед тем как захоронить, мы сделаем определенное исследование, и восстановим – это второе большое дело – лица первых русских людей в Приамурье, то есть сделаем по методу академика Герасимова, в Москве, те люди, которые этим занимаются, которые восстанавливают исторический облик русских царей, восстановят уже не исторический облик русских царей и князей, а исторический облик первых жителей Амурской области. Я думаю, к концу года, в декабре портреты первых жителей Амурской области мы представим на суд общественности. Это второе большое дело.

Также будет продолжена и работа археологической экспедиции, причем, учитывая предыдущий опыт и необходимость в 155-летие развивать тему истории, будет усилена детская часть этой экспедиции, то есть детский лагерь «Копатыч» получит свое развитие, туда приедет гораздо больше детишек. Мы поможем многим музеям, начиная от музея Черняева, краеведческого музея, музеев еще в ряде районов. В этом году у нас большая музейная программа, что касается фонда, каждому музею нужно что-то свое, и каждому мы постараемся помочь. Мы поможем библиотекам с исторической литературой, также мы постараемся сделать так, чтобы «Амурская осень» в этом году, учитывая, что мы являемся ее генеральными спонсорами, была тоже ориентирована на какую-то историческую, патриотическую тему.  С таким вот акцентом пройдет. Поговорим с господином Новожиловым на эту тему. Ну, и, конечно же, будем сотрудничать с Правительством области, поддерживая все инициативы, которые будут связаны с контекстом 155-летия региона.

Д. Перов: Вот этот значительный объем работы, действительно, большой объем работы для вашего фонда, в целом для группы компаний «Петропавловск» что это? Это социальная нагрузка, это какой-то ваш общественный долг? Почему вы этим занимаетесь?

Г. Кузнецов: Я  на этот вопрос всегда одинаково отвечаю одинаково: нельзя жить в мире, и быть свободным от мира, да? Это наша область, где живут наши сотрудники, где живут наши дети. Мы хотим, чтобы здесь качество жизни, как сейчас модно говорить, было на более высоком уровне, мы хотим, чтобы Благовещенску вернулся статус, если не официальной административной столицы региона, каким он был 155 лет назад, то хотя бы культурной столицы, хотя бы исторической столицы. Мы хотим, чтобы Благовещенск получил новый импульс развития, и шире, Амурская область. Это важно.

Понятно, что для нас это социальная нагрузка, и мы тратим на это деньги, но это важно, в том числе, и для нас, потому что мы чувствуем свой моральный долг и моральную ответственность за Амурскую область.

Д. Перов: То есть знание прошлого, знание своей истории, это тоже влияет на качество жизни?

Г. Кузнецов: Конечно. Вспомните про Италию. Понятно, что римляне – это люди, которые никакого отношения не имеют к Римской империи. Это потомки гуннов, такие же, как русские, условно.

C. Казачинская: То есть итальянцы современные, да?

Г. Кузнецов: Ну да, то есть современные итальянцы.

Д. Перов: Это варварские племена.

Г. Кузнецов: Да, это варварские племена, да. Но они живут в Италии, знают историю Италии, считают себя прямыми наследниками Юлия Цезаря, и очень этим, так сказать, довольны, это поднимает, в том числе, их самооценку.

C. Казачинская: Правильно поставили вопрос.

Д. Перов: В Греции то же самое.

Г. Кузнецов: Да, да.

Д. Перов: А вот, кстати, у меня в связи с этим вопрос. Вот я сейчас тщетно пытаюсь вспомнить историческое свое прошлое, свое школьное прошлое – на уроках истории мы куда тщательнее изучали историю Древней Греции, Древнего Рима, а не было истории Амурской области, ни краеведения, ничего вообще, в принципе.

C. Казачинская: Не было.

Д. Перов: Вы можете как-то, вот не знаю, влиять на этот вопрос?

Г. Кузнецов: Ну, на государственный образовательный стандарт влиять очень сложно, если ты не министр образования, практически невозможно.  Но тут я бы поставил проблему шире. Тут дело в том, что Россия очень большая страна, очень разнообразная, но по традиции мы изучаем историю Москвы, грубо говоря, в широком смысле мы занимаемся москвоведением.

C. Казачинская: Московского княжества.

Г. Кузнецов: Да, Московского княжества, и то, в какие ситуации это Московское княжество попадало. Тому же Хабарову уделено три абзаца.

C. Казачинская: Может быть, даже и не три.

Г. Кузнецов: Может быть, даже и меньше, да. В то время как каким-то совсем малозначительным, с нашей точки зрения, событиям на западе, там это может урок за уроком проходиться.  И я бы сказал, что это вообще такая определенная трагедия сначала российской, потом советской, теперь снова российской исторической школы. Например, в настоящее время нет ни одного не то что учебника, а книги по истории Дальнего Востока, полноценной, полной.

C. Казачинская: Именно Дальнего Востока, всего вот этого региона.

Г. Кузнецов: Именно Дальнего Востока, да, начиная как раз с мохэ, и заканчивая вот последним Государственным советом.

Д. Перов: Извините, я перебью вас. Вот когда у нас был Дмитрий Болотин, декан историко-филологического факультета БГПУ, он, кстати, примерно то же самое говорил, что у нас история Дальнего Востока начинается примерно с того момента, как сюда пришли русские. То есть до этого истории вроде как бы и не было никакой. И это, конечно, неправильно.

C. Казачинская: Ну, или она тоже в три абзаца умещается.

Д. Перов: А самое главное начинается с середины 19-го века.

Г. Кузнецов: Да и то, кто-нибудь может сказать фамилию первого губернатора Амурской области?

Д. Перов: Буссе.

Г. Кузнецов: Да, ну, вы уже можете.

C. Казачинская: Мы уже можем, мы там это обсуждали.

Д. Перов: Я до этого знал.

C. Казачинская: А можно чуть-чуть из Амурской области? Вчера, и сегодня, и на центральном, и в нашем эфире, обсуждали эту тему об инициативе депутатов Волгоградской городской Думы, они хотят на несколько дней в год стать Сталинградом.

Д. Перов: Они уже приняли такое решение.

Г. Кузнецов: Да, они приняли такое решение.

C. Казачинская: Решение такое уже принято, да. Вот ваша точка зрения?

Г. Кузнецов: Мое мнение? Ну, а завтра депутаты Благовещенской городской Думы на два дня захотят стать депутатами казачьего круга поста Усть-Зейский.

C. Казачинская: Так хорошо, мы не переименовывались. Благовещенск – он и есть Благовещенск.

Г. Кузнецов: Нет, почему? Переименовали. Я понимаю, откуда это сейчас берется, внутренне я с этим не согласен, и внутренне я это не поддерживаю. Я считаю, что это абсолютно конъюнктурные действия, которые не имеют никакого отношения ни к истории, ни к патриотизму, а имеют отношение к сегодняшней внутриполитической повестке дня, что всегда плохо при праздновании годовщин исторических событий.

Д. Перов: Глеб Сергеевич, вот у нас звонок есть, вопрос от слушателя, мы записали его. «Сотрудничаете ли вы с краеведами, например, с тем, который был вчера в гостях «Эха Москвы в Благовещенске», Щукин Иван Иванович?»

Г. Кузнецов: Мы сотрудничаем с Центром исторического наследия Амурской области, с Денисом Волковым, у нас с ними даже подписан договор об этом самом сотрудничестве, Албазинскую экспедицию и перевод коллекции из Новосибирска мы делаем в рамках именно этого сотрудничества. Мы сотрудничаем с краеведческим музеем, с Пастуховой. С рядом музеев на местах. В общем, с достаточно большим количеством людей поддерживаем связь. С историками из университета мы сотрудничаем, вот. Но это не закрытый список, в любой момент к нам может обратиться человек с чем-то интересным, и мы его всегда поддержим.

Д. Перов: Давайте вернемся к плану мероприятий в рамках этого проекта на 2013 год. Я обратил внимание на такой пункт: выездная сессия телевизионного конкурса «Умники и умницы» для школьников Амурской области. Примечание: победитель попадает без экзаменов в МГИМО.

Г. Кузнецов: Это вам попал в руки некий проект проекта.

C. Казачинская: Черновик, судя по всему.

Г. Кузнецов: Да, абсолютный черновик, где мы писали в столбик все то хорошее, что мы могли бы сделать. Обещать кому-то попадание в МГИМО или еще куда-то, то, что от нас не зависит, мы не можем. Поэтому в настоящее время идет обсуждение конкретной программы, думаю, что ближе к маю, как раз к годовщине подписания Айгунского договора мы эту конкретную программу обнародуем. То, за что мы абсолютно точно сможем ручаться, то туда войдет, то, за что мы ручаться не сможем, попадание ли это в МГИМО там, поездка на Луну, еще чего-то, это туда не войдет.

Д. Перов: То есть вы не будете придерживаться слов губернатора-классика, «обещать жениться – не значит жениться»?

Г. Кузнецов: Нет, нет, нет. Мы стараемся все-таки отвечать за то, что официально обнародуем.

C. Казачинская: То есть нам попал в руки с тобой секретный документ, Дмитрий.

Г. Кузнецов: Вам попал в руки абсолютно секретный документ, да.

Д. Перов: Удивительно.

C. Казачинская: Вот мы широко им поделились, интересно, очень содержательно.

Д. Перов: У меня вопрос, вот как я в свое время немножко тоже занимался археологией, так как тоже по образованию историк, то меня интересует вот какой вопрос. На сколько лет рассчитан проект археологических экспедиций в Албазино? Есть какие-то рамки?

Г. Кузнецов: Рамка – когда ученые посчитают, что данный исторический объект археологически отработан.

Д. Перов: То есть в ближайшие годы будут продолжаться эти экспедиции?

Г. Кузнецов: Да, конечно.

Д. Перов: При помощи и финансовой поддержке «Петропавловска».

Г. Кузнецов: Да, именно так.

C. Казачинская: Андрей Черкасов, да, будет продолжать?

Г. Кузнецов: Да, будет продолжать Андрей Черкасов.

C. Казачинская: Мы будем ждать его тоже в гости. В прошлый раз нам было о чем поговорить. Потому что действительно, когда вы говорили о том, что на западе плохо знают историю Дальнего Востока, на Дальнем Востоке, к сожалению, ее знают не намного лучше, потому что это стандартная школьная программа.

Г. Кузнецов: Я этого уже коснулся. Есть одна наша старая идея. Обсуждаем ее, и думаем, что реализуем. Мы хотим объявить проект создания, как бы это правильно сформулировать, общественной, народной истории Дальнего Востока. Учитывая, что историей Дальнего Востока специально очень мало кто занимается, кто-то знает отдельные детали, достаточно разрозненно, есть проблема, в том числе, у ученых с общением друг с другом, хотя бы из-за больших расстояний между этими научными центрами и недостатками нашего сейчас внутристранового общения, мы хотели бы попробовать сделать большой проект написания полной истории Дальнего Востока. С привлечением большого количества авторов из разных научных центров, с организацией научных семинаров на эту тему в Благовещенске, в Хабаровске, может быть, в Москве, и выпускать, условно, ежегодно или раз в два года по одному тому этой истории. Это такой долгосрочный проект. Это не переиздание, это будет абсолютно новый материал создания истории Дальнего Востока, создания большой, всеобъемлющей, полной истории Дальнего Востока.

C. Казачинская: То есть не только последние 155 лет?

Г. Кузнецов: Да, начиная с самых первых времен, которые фиксируют археологи – с мохэйской культуры, с чжурчжэней, и так далее, и тому подобное. Возможно, с корейцев в Приморском крае.

C. Казачинская: Надеюсь, что у управляющей компании «Петропавловск» дела будут идти хорошо, потому что проект очень масштабный, рассчитан надолго и, судя по всему, потребует большого финансирования.

Д. Перов: Честно говоря, когда вы сказали, что это народная история, я подумал, что у каждого человека, у членов его семьи есть своя история, личная история, какая-то семейная история, и здесь тоже много интересного.

Г. Кузнецов: Как говорил Козьма Прутков, никто не обнимет необъятного. Попробуем сначала объединить народ в смысле научный, ученых, которые занимаются историей Дальнего Востока, причем от археологов, которые занимаются мохэ, до вполне себе советологов, которые занимаются волочаевскими днями и гражданской войной, где тоже много всего интересного, о чем никто не помнит.

C. Казачинская: Здорово. Хорошо бы, чтобы этот проект действительно осуществился. И пошел бы из Благовещенска, потому что, когда вы говорили о статусе столицы, хотя бы культурной, когда-то она была и духовной, и административной столицей Дальнего Востока, наш город сейчас даже статуса областного центра не может добиться, насколько я знаю, почему, объяснить никто не смог.

C. Казачинская: Я хотела бы, чтобы кто-нибудь все-таки вслух сказал, но никто не говорит пока. Ну, а мы сейчас делаем небольшой перерыв на новости, а потом продолжаем беседу с Глебом Кузнецовым, который, во-первых, возглавляет фонд «Петропавловск», а во-вторых, футбольный клуб «Амур-2010».

Новости.

C. Казачинская: Продолжается наша беседа с Глебом Кузнецовым, директором фонда «Петропавловск», президентом футбольного клуба «Амур-2010». Первая часть у нас была такая историческая.

Д. Перов: А вот можно в продолжение первой части, исторической, вопрос? Вот та самая коллекция албазинских артефактов...

C. Казачинская: Албазинская, из Новосибирска?

Д. Перов: Да, которая будет передана из Новосибирска. Свою роль сыграл тот факт, что вот руководитель Академии наук, Сибирского отделения, академик Деревянко – амурчанин? Вот у вас есть какие-то взаимоотношения с ним?

Г. Кузнецов: Ну, честно говоря, я не знал, что он амурчанин.

C. Казачинская: Мы вам такой козырь подарили.

Г. Кузнецов: Да.

Д. Перов: Амурчанин, окончил Благовещенский педагогический университет.

Г. Кузнецов: Да вы что?

Д. Перов:  Один из лучших, ведущих археологов России.

Г. Кузнецов: Ну да, и, пожалуй, самый такой активный археолог. К сожалению, сейчас он меньше занимается Дальним Востоком, я знаю, чем он занимается, там у них очень интересные города, такая антропология археологическая у них развивается, но именно структура академика Деревянко нам эту коллекцию и передаст.

Д. Перов: Удивительно, гены свою роль играют, да.

C. Казачинская: Сыграло свою роль все-таки.

Г. Кузнецов: Почему же не сыграло то, что последние тридцать лет она у него хранится?

C. Казачинская: Да, наверное, никто не просил, вы первые пришли и сказали.

Г. Кузнецов: Хотя, насколько я знаю, он человек достаточно сентиментальный, и частенько приезжает на свою малую родину. Он, по-моему, родился и вырос в Тамбовском районе, окончил БГПИ, поэтому он наш земляк, есть, чем гордиться.

C. Казачинская: Я хочу сказать, что утром у нас были люди, которые хотели участвовать и выиграли наш конкурс небольшой. Очень довольны. Если люди хотят что-то получить, они для этого должны что-то сделать, как минимум. То есть, может быть, даже никто и не просил, Дмитрий, это мое личное предположение насчет этой албазинской коллекции, о которой я лично услышала первый раз.

Г. Кузнецов: Нет, были переговоры. Я могу сказать, с чего все началось. Началось с того, что к нам в Албазинскую экспедицию приехали новосибирские ученые и, собственно, нашим молодым археологам, которые в 70-е годы не то что археологами не были, а физически еще не существовали. Рассказали о существовании этой коллекции, о том, что она у них лежит на складе. И вот за полгода мы, так сказать, достигли договоренности.

Д. Перов: Где она будет постоянно базироваться, в Албазине или в Благовещенске?

Г. Кузнецов: Я думаю, в Благовещенске, в краеведческом музее, у Пастуховой.

Д. Перов:  То есть в ближайшее время...

C. Казачинская: Уже сможем посмотреть.

Д. Перов:  ...Все желающие смогут ее посмотреть?

Г. Кузнецов: Мне бы хотелось, чтобы это было как раз к годовщине подписания Айгунского мирного договора в мае 2013 года.

C. Казачинская: Немного осталось.

Д. Перов: Теперь подведем черту под вот этой, первой частью нашей беседы, под исторической. Я предлагаю поговорить уже не с директором Фонда поддержки социально-ориентированных проектов и программ «Петропавловск», а с президентом футбольного клуба «Амур-2010» Глебом Кузнецовым.

C. Казачинская: Здравствуйте, Глеб Сергеевич.

Г. Кузнецов: Здравствуйте.

Д. Перов: Глеб Сергеевич, перед игроками и тренерским штабом поставлена задача, вот недавно в новостях прозвучало, в оставшихся играх сезона попасть в тройку призеров. Насколько эта задача выполнима? Вы такую задачу поставили?

Г. Кузнецов: Да, я поставил такую задачу, я считаю ее абсолютно выполнимой, тем более, что шажочек им остался только один до этой самой тройки, и не сказать, что этот шаг, что наши соседи из Комсомольска-на-Амуре абсолютно непроходимая команда, выше которой подняться невозможно. С тем составом, с тем уровнем обеспечения, который  имеют наши футболисты сегодня, занимать место ниже третьего будет несколько стыдно. Я буду считать, что я плохо сработал, со всеми последующими оргвыводами по отношению к себе и по отношению к команде.

Д. Перов:  Вот вы сказали, что достойные условия работы у наших футболистов, у наших тренеров, а вот в нашей зоне по финансовому благополучию, по материально-технической базе, можно сказать, вот какое мы место занимаем?

Г. Кузнецов:  Я думаю, что вот как раз и есть...

Д. Перов:  В тройку?

Г. Кузнецов:  В тройку входим третье-четвертое.

C. Казачинская: То есть вы требуете соответствия?

Г. Кузнецов:  Да, просто я хочу, чтобы мы соответствовали. У нас по материально-техническому обеспечению, конечно, хуже. Все знают, какой кризис переживал «Амур» несколько лет назад. В таких кризисах была потеряна база материального обеспечения, был потерян стадион. Но мы потихонечку начинаем обрастать инфраструктурой. Многострадальный автобус мы в этом году, практически со стопроцентной вероятностью поменяем на новый и хороший, это будет таким важным, в том числе, психологическим шагом для команды.

Д. Перов: С логотипом, как полагается?

Г. Кузнецов:  Да-да, все как полагается. Так что потихонечку будем думать и о базе, и об улучшении условий на стадионе, прежде всего поля.

Д. Перов:  А что касается стадиона, я так понимаю, что стадион вам не принадлежит, футбольному клубу?

Г. Кузнецов:  Нет, он не принадлежит.

Д. Перов: Вы его арендуете?

Г. Кузнецов:  Да, мы его арендуем.

Д. Перов: А вот какие отношения с арендодателем этого стадиона у вас?

Г. Кузнецов: Самые лучшие.

Д. Перов: Ну, стоимость аренды адекватная или все-таки завышенная?

Г. Кузнецов: Понимаете, говоря об аренде, тот, кто берет что-то в аренду – арендополучатель – хочет подешевле, арендодатель хочет подороже. Но когда люди способны договориться, а мы, бесспорно, с областным Центром развития спорта понимаем, что делаем одно дело, и абсолютно способны договориться, всегда находим точки соприкосновения.

Д. Перов:  Возможна передача стадиона в собственность футбольного клуба «Амур» юридически и практически?

Г. Кузнецов:  Ну, юридически возможно все, практически, думаю, что нет.

Д. Перов: Ладно, понятно. Если случится вот такое благостное стечение обстоятельств, и «Амур» в этом уже году, ну, в оставшихся играх сезона будет бороться за первое место, я так понимаю, что выход потенциальный в Футбольную национальную лигу, это сопряжено с гораздо бомльшими финансовыми затратами, требованиями к материально-технической базе. Вот на данный момент, сегодня «Амур» способен к повышению в классе?

Г. Кузнецов: Сложный вопрос, но могу сказать, что если мы займем первое место, разговор будет очень серьезный. Нельзя исключать, а я бы сказал, что процентов на 60, на 40, что и мы, и область найдем дополнительные какие-то источники, и если «Амур» уж выйдет в первую лигу, то мы постараемся от этого места не отказываться, потому что это будет стыдно отказаться от выхода в ФНЛ.

Д. Перов: Ну, такая практика в России существует, что есть команды, которые не готовы играть.

Г. Кузнецов: Она существует, другое дело, что есть команды, которые абсолютно точно не готовы. Надо понимать, что предыдущий «Амур» надорвался в первой лиге, после чего помучился еще чуть-чуть, и помер, вот.

Д. Перов:  Ну, там были самые разные причины, комплекс причин.

Г. Кузнецов: Ну, это понятно. Возможно, если бы не понадобились сверхусилия и сверхзатраты, «Амур» бы тихонько-тихонько прошел бы, и остался бы жив во второй лиге. Нам надо понимать, что когда мы выходим в ФНЛ, мы выходим туда не на один сезон, чтобы громко опозориться, и снова остаться где-нибудь на дне.  Мы должны выходить туда с пониманием, что мы хотим быть, как минимум, крепки середняком, не хуже «СКА», Хабаровск. И если мы будем это обсуждать, я буду вести обсуждение именно в таком ключе.

То есть мы должны понимать, что выход в ФНЛ – это не одногодовая акция, если мы способны на несколько лет поменять стратегию развития клуба, то да, конечно, выходить надо. Если мы не способны, то давайте лучше выглядеть достойно во второй лиге.

Д. Перов: Нужно быть готовыми к тому, что даже если мы способны выйти, например, в ФНЛ, то мы готовы и оттуда вылететь, потому что это же движение туда-обратно. В российской первой лиге, насколько я знаю, до недавнего времени только читинская команда была постоянным участником первого дивизиона, а остальные команды курсируют, кто выше, кто ниже.

Г. Кузнецов: Нет, это все так, но закладываться на то, что мы обязательно вылетим, это стыдно.

Д. Перов:  Нет, нужно надеяться на лучшее, но готовиться к худшему.

Г. Кузнецов: Ну, мы все-таки организаторы, а не болельщики футбольного клуба. А те люди, которые им профессионально занимаются, не надеяться должны, а работать.

Д. Перов: Хорошо. Стратегически, вот если поступательно двигаться вперед, когда футбольный клуб «Амур-2010» будет готов во всех отношениях ко вступлению в ФНЛ? Ну, если не форсировать, если вдруг мы попадем вот уже в этом, в следующем году, через три года, через пять лет?

Г. Кузнецов:  Нам нужно искать еще одного спонсора уровня «Петропавловска». Или чуть-чуть ниже «Петропавловска» по количеству денег, но сопоставимого уровня.

Д. Перов: А у нас есть такие спонсоры потенциальные?

Г. Кузнецов: В настоящее время нет, а потенциально... Амурская область находится в преддверии экономического бума. Идут разговоры о строительстве новых газовых заводов, газопроводов, уже строится космодром.

Д. Перов:  Спонсор «Амура» – космодром «Восточный»?

Г. Кузнецов: Ну, а почему нет?

Д. Перов:  То есть такое тоже возможно?

Г. Кузнецов:  В принципе, опыт показывает, что по-настоящему хорошо живут те футбольные клубы, у которых в спонсорах компания с государственным участием – РАО «РЖД», ОАО «Газпром».

C. Казачинская: А можно на минуточку не о футболе? Потому что, конечно, я понимаю, что тема животрепещущая, но вот, знаете, открытое письмо губернатору Амурской области, которое на блогах «Амур.Инфо» было напечатано, Виктора Черемисина.  Глеб Сергеевич, вы бы его подписали, или у вас есть свое мнение? Читали, вот по поводу как раз... Ну, там технические виды спорта, правда, конечно, превалировали.

Г. Кузнецов: Я, конечно, далек от технических видов спорта, я даже машину не умею водить, и спор о том, что лучше, мотоцикл или машина – оба хуже, я бы так сказал.

C. Казачинская: Понятно. Слава Богу, их нет, ну, я так понимаю, потому что я тоже мало что поняла, честно говоря.

Д. Перов: Я возвращаю нас в прежнюю колею, футбольную.

C. Казачинская: То есть на поле.

Г. Кузнецов:  На поле, да.

Д. Перов: На поле. Глеб Сергеевич, есть какая-то информация о соперниках «Амура» в этом сезоне? Потому что наверняка вы мониторите, следите, кто-то усилился, кто-то наоборот, ослаб.

Г. Кузнецов: Сейчас такое тяжелое время для всех клубов.

C. Казачинская: А почему тяжелое время для всех клубов?

Г. Кузнецов: Финансирование. Поэтому все живут по фактической погоде, все время меняются какие-то правила. То есть, мы, например, не знаем, когда снова перейдем на систему осень-весна. Нынешняя система нас не устраивает, это не только нас не устраивает.

Д. Перов: 90% она не устраивает

Г. Кузнецов: Она не устраивает, я думаю, 99 и 9 в периоде.

Д. Перов: Ну, кроме Гинера и некоторых...

Г. Кузнецов:Ну да, да, еще и некоторых, да. Значит, мы не знаем, что день грядущий нам готовит. В этой ситуации менять задачи в середине сезона мало кто решается. Понятно, что есть клубы, у которых вдруг там в честь новогодних праздников играют амбиции, и они говорят, что «мы выйдем в ФНЛ уже в этом году», но это, скорее, в других наших зонах. У нас в зоне такого нет.

Д. Перов: У нас никто твердо, четко не намерен уже в этом году, ну, Чита, СК, Владивосток...

Г. Кузнецов: Ну, обещает Владивосток, но у них нельзя сказать, что проблем нет. То есть, как я понимаю, нынешняя власть не настолько любит футбол, как предыдущая.

C. Казачинская: В Приморье?

Г. Кузнецов: В Приморье, да.

Д. Перов: Это парадокс нашей системы спортивной, когда многое зависит от отношения действующей власти.

C. Казачинская: От этого многое зависит не только в футболе, ты знаешь?

Г. Кузнецов: Это не футбольной системы парадокс, это та реальность, та правда жизни, в которой мы живем.

C. Казачинская: Глеб Сергеевич, а вот то футбольное обстоятельство, что чемпионат мира в 2018 году будет проводиться в России, как-то влияет на вашу работу, такая дальняя высокая перспектива?

Г. Кузнецов: Вот смотрите, ближайшее место, где будет проводиться чемпионат мира, это Екатеринбург. До Екатеринбурга сколько у нас тысяч километров?

C. Казачинская: Много.

Д. Перов: Тысяч пять, наверное.

Г. Кузнецов: Ну, Екатеринбург гораздо ближе к Киеву, чем к Благовещенску, повлиял там...

C. Казачинская: Нет, я имею в виду, может быть, отношение какое-то более... повышенное внимание со стороны...

Г. Кузнецов: Нет, конечно, нет.

Д. Перов: Вот видно, Светлана Анатольевна, не футбольного человека.

C. Казачинская: Ну, все, все, я замолчала до конца эфира.

Д. Перов: Я не об этом. Глеб Сергеевич, болельщиков ожидает в этом году что-то новое на стадионе «Амур» во время домашних матчей, ну, какие-то, не знаю, нововведения, шоу-программа, может быть?

Г. Кузнецов: Ну, мы смотрим сейчас изменения в регламент связанные с изменениями порядка обеспечения мер безопасности, смотрим, что от нас требует РФС в этом контексте, надеемся, что никаких таких особых шоу с безопасностью не будет, потому что амурские болельщики, в отличие от болельщиков «Анжи» или «Локомотива» не славятся какой-то излишней агрессивностью.

Я думаю, кстати, вернусь в первую часть, что на нашей новой форме, которая пойдет с июля, ну, уже в следующем сезоне, будет какой-то шеврон нашит, это будет юбилейная форма в честь 155-летия Приамурья...

C. Казачинская: И туда тоже, да?

Г. Кузнецов: И туда тоже, да. И думаю, что какие-то специальные мероприятия, как в прошлом сезоне, как в позапрошлом сезоне мы на стадионе, конечно, будем проводить.

Д. Перов: Тем более, у нас стадион, посещаемость одна из самых высоких, и в зоне, и в целом во втором дивизионе.

Г. Кузнецов: В зоне самая высокая. А в пересчете на число жителей нашего города, чуть ли не самая высокая вообще в российском футболе.

Д. Перов: А вы можете объяснить, в чем суть этого феномена, наверное, явления?

Г. Кузнецов: Амурчане очень активные люди – это раз. Как известно, в Благовещенске самое большое количество торговых площадей, самое большое количество на душу населения всяких кафе, ресторанчиков и так далее, и тому подобное. И ОКЦ, где проводятся концерты и мероприятия, которые далеко не в каждом миллионнике проводятся. Профессиональный футбол – это такое действительно большое шоу, это по-хорошему интересное событие. Естественно, что эти активные люди, которые посещают ОКЦ, сидят в кафе и ресторанах, ходят отовариваться в свои торговые площади, с удовольствием посещают и футбол.

Поэтому мне бы хотелось сказать, что это благодаря моим героическим усилиям наш клуб самый посещаемый, но, как честный человек, сказать этого не могу. Хочу поблагодарить только благовещенцев, что их активность, их активная жизненная позиция распространяется, в том числе, и на футбольный клуб «Амур».

Д. Перов: Ну, я думаю, что эффективная игра команды – это тоже один из факторов посещаемости.

Г. Кузнецов: Это конечно так, если не давать ничего хорошего людям, как это было в конце позапрошлого года...

Д. Перов: Предыдущего года.

Г. Кузнецов: Да, предыдущего года, то люди и ходить не будут.

Д. Перов: А вы посещаете футбольные матчи в западных городах России, в Европе?

Г. Кузнецов: Да, посещаю.

Д. Перов: У вас есть блокнотик, в котором вы помечаете какие-то вещи, которые возможно применить и у нас здесь, в Благовещенске?

C. Казачинская: Планшет сейчас уже, вот уже входит...

Д. Перов: Планшет, да? Извините, отстал.

Г. Кузнецов: Хотелось бы, конечно, применить многое. Но знаете, из последнего моего европейского похода на футбол, это была высшая лига Португалии, матч команды «Сетубал» с командой «Маритиму», могу сказать, что «Амур» посещают значительно активнее, чем высшую лигу Португалии, проходные матчи без участия первых двух-трех команд «Порту», «Спортинга» и «Бенфике». Обстановка на стадионе у нас не хуже, чем в Португалии, а качество футбола, которое иногда показывают в самых ответственных и интересных матчах второго российского дивизиона, соответствует тому, которое демонстрируется в проходных матчах португальской высшей лиги. А футбол еще и поинтереснее за счет того, что португальцы, они силовой футбол не любят, и для них футбол – это такое фигурное катание.

Д. Перов: Европейские бразильцы.

Г. Кузнецов: Да-да-да. А у нас, конечно, борьба, напряжение даже во второй лиге. Не во всех матчах, но в самых лучших матчах «Амура», значительно интереснее, чем в проходных матчах европейских лиг более высокого уровня.

Д. Перов: Вот вы говорили о безопасности на стадионах. В связи с возможным принятием закона о болельщиках, если наш стадион «Амур» обяжут установить те самые системы контроля, дополнительные какие-то там меры безопасности, кто, за чей счет это все будет происходить?

Г. Кузнецов: Мы приложим все усилия, чтобы за счет собственника стадиона, потому что это же не наш стадион. Если собственник стадиона инвестирует в свой стадион деньги, этот стадион становится более оцененным, более дорогим объектом. Поэтому естественно, что собственник стадиона заинтересован в инвестициях в свой объект. Почему мы должны платить за улучшение объекта, к которому мы не имеем никакого отношения, кроме как десять раз в году играем на нем в футбол?

Д. Перов: Вот в продолжение этого вопроса, больная для России тема взаимоотношения фанатов. Я понимаю, что у «Амура» их не тысячи, тем не менее, наверняка какие-то вопросы, проблемы есть. Или все благополучно с нашими фанатами?

Г. Кузнецов: Я, честно говоря, не считаю, что у нас какие-то есть с ними проблемы. Мне... Я бы сказал, фанаты «Амура», в маленьком таком масштабе повторяют все то, что их старшие товарищи из «Зенита», «Спартака» и «Локомотива». Но пока масштаб настолько маленький, что для клуба это не является серьезной проблемой. Понятно, что когда к нам приезжает Якутия появляются отвратительные расистские лозунги. Причем они отвратительные со всех точек зрения, во-первых, потому, что расизм – это отвратительно, а во-вторых потому, что они абсурдны, в якутской команде играют такие же простые русские ребята, как в амурской.

C. Казачинская:То есть якутов там меньше всего.

Г. Кузнецов:  Да якутов там вообще нет. Но за это скажем спасибо героической борьбе фанатов «Зенита» с фанатами «Анжи».

Д. Перов: Заразная болезнь.

Г. Кузнецов: Да, это болезнь заразная, но пока каких-то существенных проблем нет.

Д. Перов: Но файеры уже начинают потихоньку жечь, по-моему, хабаровчане когда приезжали.

Г. Кузнецов: Это было такое наше Ватерлоо.  Там нас потом по-крупному оштрафовали за хулиганство.

Д. Перов: Это местная классика, наверное, Хабаровск-Благовещенск.

Г. Кузнецов: Да, это классика, да, это точно, это «Реал» – «Барселона» амурский.

C. Казачинская: А как вы хотите отвоевывать звание столицы?

Г. Кузнецов: «Счастье свое мы отыщем в бою». Но пока это не проблема. Другое дело – требования болельщиков, что если их где-то задержали за хулиганские выходки, то мы их должны защитить – ну, как это делает, например, «Зенит». Сразу могу сказать, что для меня футбол заканчивается там, где начинается хулиганство, где начинается уголовное и административное наказание, и как бы меня сейчас ни прокляли отдельные наши фанаты, никогда в жизни я не помогу человеку, который совершил преступление, даже если он прикрывается...

C. Казачинская: Святыми чувствами.

Г. Кузнецов:  ...Святым для каждого болельщика именем «футбольный клуб «Амур».

Д. Перов: Ну, вот возвращаясь к началу нашей футбольной части разговора, если все-таки мы в этом году не попадем в тройку, последуют определенные санкции в отношении кого? Тренеров, игроков, вас?

Г. Кузнецов:  Ну, назначим виновного, и накажем примерно – ну, мы же все-таки в России живем, все будет стандартно.

Д. Перов: Оптимистично.

C. Казачинская: Малюсенький вопрос. Блог почему не ведете? Некогда или ленитесь?

Г. Кузнецов: А у меня межсезонье.

Д. Перов: Сборы.

Г. Кузнецов: Да-да-да.

C. Казачинская: А, ясно. Даже тут футбольная тематика.

Спасибо большое. Я думаю, что тем, кто неравнодушен к нашей истории, к местной, к амурской, к приамурской, и кто очень любит футбол, сегодняшний разговор с нашим гостем Глебом Кузнецовым был интересен и полезен.

Д. Перов: Спасибо вам.

Г. Кузнецов: Спасибо вам.

Будущие поколения Образование Культура Спорт Качество жизни Фабрика мысли Карта сайта Контакты

© 2011  Фонд поддержки социально-ориентированных проектов и программ “Петропавловск”

 

Дизайн - РА “TESSART”    InfoDesigner InfoDesigner